?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Базары Киликии

Синбэд разглядывал на базаре монету, что ему на сдачу определил торговец овощами.
- Во всех сатрапах Малой Азии я не видал подобных нищих!
И рассмеялся на немой вопрос торговца.

Рядом проходил в поношенных сандалях, поникнув головой и в думах - бродяга Шэхджехэн.
- Парсуаш издавна славится величайшими царями, - сказал Синбэд, в почтении склоняя голову вслед уходящему бродяге.

- Вот, рассуди, - спросил торговец, - в чем разница позиций наших, когда все видишь ты - наоборот - и веришь. Даже больше веришь всему тому, что говоришь. Хотя столь очевидно, что позиция сия не соответствует в реальном мире?

- Рассматриваешь ты всё в контексте важности и значимости окружающих событий. Боишься за своё существование, как мир может быть по отношению к тебе - опасен. Ну а потом стремишься оградить и защитить себя от внешних бедствий. О, как ненадежен мир твой, Фироз! Как ненадежная опора под канатоходцем, в извечном измененьи. И напряжение твоё навеки не спадает - коль равновесие пытаешься ты удержать, стоя над обрывом, на канате. А я стою на твердом постаменте, какие бури для него страшны? Так несерьезно. Когда всё так - я вижу мир весь, как искусство. О. Стану ль утруждать я своё сердце приязнями и отвращеньями, когда мои глаза лишь наблюдают спонтанный выдох жизни? И разве же все представление - разыгралось Им не для меня? Не закрывай глаза, Фироз, смотри вокруг, спроси - разве ты по-настоящему знаешь, что произошло сейчас? Ну, а сейчас? Ещё сейчас, ещё сейчас, ещё... сейчас.

Comments