?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Джонатан Эдвардс

- Бесспорно, - молвил Виквэя, - у неба не было начала, как не было начала у земли. Как бесконечны молочные воды небесной реки, так беспредельны и воды реки времени. Земля кормит, солнце греет, звери наполняют мир разнообразием от края до края. И нигде не сыщешь повторений. Отчего же люди так стараются походить друг на друга?
- Без закона морали человеческое общество погрузится в раздоры и погубит само себя, - ответил Джонатан, растирая запястье, - суть Великого пробуждения дает все ответы на такие вопросы. Нет нужды отходить от двойного предопределения.

- Господин Эдвардс, - Виквэя посмотрел на миссионера серьезным и пристальным взглядом, - я вас вполне понимаю. Леса шептали о великих заморских государствах на востоке еще задолго до того, как первые ваши корабли достигли наших берегов. Но если вы считаете, что разнообразие должно быть искоренено - то однажды обнаружите вокруг себя одноцветный мир. Если вы действительно желаете нам добра, неужели вы не понимаете, что можете принести его только одним образом - позволить нам разнообразить мир своим собственным укладом. Каким бы не казался он неправильным для вашей страны.
- Но закон был привнесен создателем для каждой земной души, и он же хотел, чтобы его заветы были благословением для каждого! Именно этим я и занимаюсь - в бесплодных попытках достучаться из сострадания и бесконечной преданности Творцу. Умоляю, Виквэя, послушайте меня, крестите детей своих.

Виквэя печально покачал головой.
- Мы не жаждем бессмертия, Джонатан. Мы находим, что прожить свой век и уйти - достаточное служение и награда. И дело совсем не в том, как вы живете, нет. Важно то, что вы - живете. Неужели этого настолько мало, что вынуждает вас обращаться ко времени, когда придется оставить этот мир?
- Но неужели вы никогда не хотели жить вечно?
- Жизнь вечна, как я и сказал, - улыбнулся Виквэя, - но она становится временной, когда вы пытаетесь сделать её вечной; когда хотите запихнуть в ограниченные рамки своего тела. Что пришло - уйдет. Но Великое Сердце бьется вечно и ничто не в силах его остановить.
- Но что вы скажете, если окажется, что ошиблись?
- Я буду смеяться. Во мне нету страха, так что мне незачем что-то предпринимать. Если случится так, что Бессконечный лишит меня дыхания, я не возропчу. Оставьте мир заботиться о самом себе.
- А что если наша встреча - и есть слова наставления для вас?
- А что если, для вас?

Джонатан молча посмотрел на грузивших корабельные трюмы моряков.
- Я не знаю, что произойдет, Джон, - Виквэя положил руку на плечо мессионера, - возможно, наши народы могут многому друг друга научить. Но если мы станем спорить о жизни вместо того, чтобы жить - мы потеряем бесконечно много мгновений в пустоте. И никогда их уже не вернем.