?

Log in

No account? Create an account

November 24th, 2017

Ода о прошлом

Последний корвет покидал пределы планеты, прорываясь сквозь фиолетовую дымку на востоке.
Огромная армада колониальных кораблей летела подобно стае перелетных птиц, поблескивая в лучах восходящего солнца, с шумом пробивая слои атмосферы и теряясь во мраке черного бархата космоса.

Где-то между исполинским корпусом Евгении и серой сталью Баако - маячил пестрый Грифон.
Клио парила в невесомости у прозрачной кормы и смотрела на стремительно отдаляющийся шар Марса. Грифон пока что не принял разгон для перехода в планковский водоворот, поэтому на планете до сих пор просматривалось и ущелье Марринера, и океаны в северной части планеты.

Исин свернулся клубочком в ногах девушки и искоса поглядывал на неё.
- Ты столько раз покидала родной дом, а всё время грустишь. Ты находишь печаль в ушедшем.
- Нахожу, - кивнула Клио, - я нахожу в этом не только печаль, но и красоту.
Лис потянул передние лапы, зевнул и ткнулся белой мордой в ладышку Клио.

- Знаешь, ведь это же волшебно - этого больше никогда не повторится. Любой момент, любой человек, который были в твоей жизни - этого больше никогда не произойдет. Ни в бесконечном потоке времени будущего, ни в древности прошлого. Может быть, случится нечто похожее, но никогда - не произойдет больше такого разговора, как этот. Тот, кто ушел - никогда не вернется, то, что ушло - никогда не постучится назад. Держа своё прошлое - я грущу, но и радуюсь - тоже. Осмысление тех богатств, которыми человек владел - обычно приходит уже после того, как богатства ушли. Но это печальная радость, я восхищаюсь нашим непостоянством.

- И что же ты делаешь с этим?
Клио засмеялась.
- После того, как землю окрапит несколько слёз, я пою, - она поднялась на ноги, последний раз бросила взгляд на отдаляющуюся планету. Улыбнувшись самыми кончиками губ, Клио развернулась к креслу пилота
- А потом - я иду вперед. Ведь оно зовет меня в путь, и я не в силах роптать. Но когда-нибудь, в суете обычных дней, я поверну своё лицо к звездам и тогда моё сердце вновь споёт оду об ушедшем. И слёзы мои будут той влагой, что напоят грядущие цветы.