?

Log in

No account? Create an account

Ода о прошлом

Последний корвет покидал пределы планеты, прорываясь сквозь фиолетовую дымку на востоке.
Огромная армада колониальных кораблей летела подобно стае перелетных птиц, поблескивая в лучах восходящего солнца, с шумом пробивая слои атмосферы и теряясь во мраке черного бархата космоса.

Где-то между исполинским корпусом Евгении и серой сталью Баако - маячил пестрый Грифон.
Клио парила в невесомости у прозрачной кормы и смотрела на стремительно отдаляющийся шар Марса. Грифон пока что не принял разгон для перехода в планковский водоворот, поэтому на планете до сих пор просматривалось и ущелье Марринера, и океаны в северной части планеты.

Исин свернулся клубочком в ногах девушки и искоса поглядывал на неё.
- Ты столько раз покидала родной дом, а всё время грустишь. Ты находишь печаль в ушедшем.
- Нахожу, - кивнула Клио, - я нахожу в этом не только печаль, но и красоту.
Лис потянул передние лапы, зевнул и ткнулся белой мордой в ладышку Клио.

- Знаешь, ведь это же волшебно - этого больше никогда не повторится. Любой момент, любой человек, который были в твоей жизни - этого больше никогда не произойдет. Ни в бесконечном потоке времени будущего, ни в древности прошлого. Может быть, случится нечто похожее, но никогда - не произойдет больше такого разговора, как этот. Тот, кто ушел - никогда не вернется, то, что ушло - никогда не постучится назад. Держа своё прошлое - я грущу, но и радуюсь - тоже. Осмысление тех богатств, которыми человек владел - обычно приходит уже после того, как богатства ушли. Но это печальная радость, я восхищаюсь нашим непостоянством.

- И что же ты делаешь с этим?
Клио засмеялась.
- После того, как землю окрапит несколько слёз, я пою, - она поднялась на ноги, последний раз бросила взгляд на отдаляющуюся планету. Улыбнувшись самыми кончиками губ, Клио развернулась к креслу пилота
- А потом - я иду вперед. Ведь оно зовет меня в путь, и я не в силах роптать. Но когда-нибудь, в суете обычных дней, я поверну своё лицо к звездам и тогда моё сердце вновь споёт оду об ушедшем. И слёзы мои будут той влагой, что напоят грядущие цветы.

Окрыленные лики ветра

"Вершей пользуются при ловле рыбы. Поймав рыбу, забывают про вершу. Ловушкой пользуются при ловле зайцев. Поймав зайца, забывают про ловушку. Словами пользуются для выражения смысла. Постигнув смысл, забывают про слова. Где бы найти мне забывшего про слова человека, чтобы с ним поговорить!?"

                     

Окрылённые лики ветра

1. Абдул Баха

11. Нисаргадатта Махарадж

21. Линьцзы Исюаннь

2. Франциск Ассизский

12. Патриарх Павел

22. Бахауддин Накшбанд

3. Джидду Кришнамурти (1) (2)

13. Гаутама Шакьямуни

23. Леви Ицхак из Бердичева

4. Банкэй Ётаку (1) (2)

14. Гуань Инь-Цзы

24. Ибн Аль-Фарид

5. Мать Тереза

15. Нагарджуна

25. Нил Синайский

6. Баязид Бистами

16. Сэнцань

26. Чжуан Чжоу

7. Бокудзю

17. Фома Кемпийский

27. Шамс ад-Дин Муххамед

8. Раби'а Ал-Адавийа

18. Омар Хайям

28. Израэль Баал Шем Тов

9. Диоген Синопский

19. Бассуй

29. Махатма Ганди

10. Бодхидхарма

20. Мацзу Даои

30. Ты


Вестники утренних слез
1. Ганс Христиан Андерсен
2. Константин Циолковский
3. Лев Толстой
4. Иван Ефремов

СТАТЬИ
1. Робототехника
2. Терраформирование
3. Красота и целесообразность (1) (2)
4. Плацебо (1) (2) (3) (4)
5. Психика

Anime
1. Air/Высь
2. Angel Beats!/Ангельские ритмы!
3. Гуррен Лаганн
4. Альянс Серокрылых
5. Меланхолия Харухи Судзумии
6. Двенадцать королевств
7. Seilor moon/Сейлор Мун

Базары Киликии

Синбэд разглядывал на базаре монету, что ему на сдачу определил торговец овощами.
- Во всех сатрапах Малой Азии я не видал подобных нищих!
И рассмеялся на немой вопрос торговца.

Рядом проходил в поношенных сандалях, поникнув головой и в думах - бродяга Шэхджехэн.
- Парсуаш издавна славится величайшими царями, - сказал Синбэд, в почтении склоняя голову вслед уходящему бродяге.

- Вот, рассуди, - спросил торговец, - в чем разница позиций наших, когда все видишь ты - наоборот - и веришь. Даже больше веришь всему тому, что говоришь. Хотя столь очевидно, что позиция сия не соответствует в реальном мире?

- Рассматриваешь ты всё в контексте важности и значимости окружающих событий. Боишься за своё существование, как мир может быть по отношению к тебе - опасен. Ну а потом стремишься оградить и защитить себя от внешних бедствий. О, как ненадежен мир твой, Фироз! Как ненадежная опора под канатоходцем, в извечном измененьи. И напряжение твоё навеки не спадает - коль равновесие пытаешься ты удержать, стоя над обрывом, на канате. А я стою на твердом постаменте, какие бури для него страшны? Так несерьезно. Когда всё так - я вижу мир весь, как искусство. О. Стану ль утруждать я своё сердце приязнями и отвращеньями, когда мои глаза лишь наблюдают спонтанный выдох жизни? И разве же все представление - разыгралось Им не для меня? Не закрывай глаза, Фироз, смотри вокруг, спроси - разве ты по-настоящему знаешь, что произошло сейчас? Ну, а сейчас? Ещё сейчас, ещё сейчас, ещё... сейчас.

Твоё имя / Kimi no na wa

Одним из моих любимых жанров видео-продукции всегда было и остаётся аниме. Есть что-то самобытное и незабываемое в способе восприятия мира японским народом, что претворилось в этот жанр, который устойчиво занял позиции на рынке во всем мире. И не зря. Практически каждое аниме - это философская притча, заставляющая иначе взглянуть на привычные вещи, даже если тебе давно все это было известно. Казалось бы, что может быть банальнее фраз "путь в тысячу миль начинается с первого шага", "поступай с другими так, как хотел бы, чтобы поступали с тобой" или "хорошо там, где нас нет"?

С самого рождения мы слышим и воспитываемся на вполне заурядных вещах, на словах. Слыша их в повседневной речи, так много людей отмахивается со словами "баян, банальность, нет ничего поновее"? Но ведь знание слов не равнозначно реальному знанию их значений? Знать - значит - действовать в согласии с этим знанием. Иначе это и не знание вовсе. Человеку требуется так много опыта; нужно пережить самые разнообразные ситуации, нужно пройти всё - и боль и радость, слёзы, страх, счастье, расставания и встречи для того, чтобы эти "банальные слова", наконец, он пропустил через самые глубины своего существа. И тогда эти слова будут действительно - его, собственные, настоящие; не заимствованные.

Каким-то невероятным образом, произведениям аниме удается передать привычные слова в самое сердце, заставить понять их глубину. Даже если, казалось бы, ничего особенного на экране не происходило. И тем не менее - произошло. Несомненно, красота - в глазах смотрящего, но - согласитесь - не только. Порой красота и в речах творящего. И когда человек открыт увидеть это - он проникает глубоко за пределы поверхностного смысла. Опыт, который он видит в других персонажах - становится его опытом. Мы социальные существа, и эмпатичность, со-переживание - одна из врожденных способностей. И вопрос не столько в накоплении этого самого опыта, сколько - в красоте самого переживания. В конце концов, то, что дало росток - должно цвести.



"Твоё имя" - последнее на данный момент полнометражное произведение Макото Синкая. Под час, в его творениях нет каких-то действий или фактических конфликтов. Ни великого зла, ни всеспасительного добра, ничего. Только - люди и их судьбы. Возможно, именно по той причине, что во главу угла ставится то, что всем знакомо до боли из их повседневной жизни - и позволяет этим аниме быть настолько пронзительными. В центре этой истории лежит мелодрама, немного скрашенная мистическим антуражем. Прекрасная пронзительная история, после просмотра которой кажется, что всё в ней - произошло с тобой. И если подумать - то почему- кажется? Разве и вправду - не произошло?..

Моана

"Вначале был лишь бесконечный океан..."

Когда-то мне рассказали про тенгрианство. До появления буддизма в Бурятии и Монголии существовало мироощущение, которое выражается одним прекрасным словосочетанием - "Бесконечное Небо", Тенгри. Каждый, кому довелось побывать в этих местах, в степях, упирающихся в горизонт, под лазурным небесным сводом, где есть только травы, одуваемые буйными ветрами и купол небесной тверди - понимает, что же такое Тэнгри. От подобного мироощущения захватывает дух, дух гулкой свободы. Характер каждого общества формируется под влиянием тех верований и традиций, которые они вырабатывают. А традиции и верования формируются под влиянием окружающих условий и среды обитания. Так что в некотором смысле, можно заранее предсказать по месту обитания - какие именно традиции выработает общество, каких богов изберет в качестве водителей.

Как будут воспринимать мир островитяне Океании, где тысячи небольших островов разбросаны в широком архиппелаге? Где жаркое солнце круглый год согревает богатую флору, где океан наполнен рифами и морской фауной, и, где повсюду океанская лазурь? Да, вначале был лишь бессконечный океан... Все острова Полинезии соединены общей языковой группой, которая практически не претерпевала изменений от острова к острову, даже если эти острова находились далеко друг от друга. Полинезийцы были отличными мореплавателями, прекрасно разбирались в астрономии. Морской народ, открыватели новых островов. Мифы полинезийцев прекрасны, это была богатейшая и своеобразная культура. Считается, что среди всех народностей Океании, письменность изобрели только на острове Пасхи. Но резьба по дереву и рисование были красне распространены во всех обществах островов, особенно учитывая, что островитяне любили рисовать на теле тату. По большому счету, многие общества Полинезии напоминали общество индейцев хопи, построивших коммунизм.

Не смотря на своеобразный способ описания, Диснею прекрасно удалось передать дух морского народа. Могу лишь всем советровать "Моану".

ПесниCollapse )

Цивилизация

"В разрезе каждой отдельной жизни, человечество убого. Но в разрезе истории поколений оно невообразимо прекрасно"

Насколько невообразимо тесна связь каждого из нас с другими. Каждый из нас - это история человечества, во всех отношениях. Знания, что мы имеем сейчас, гены, что соткали наши тела, история и язык, внешность и культура - все это резулатат многих тысяч лет. Рассматривать себя отдельно от всего человечества - ошибка. И когда что-то происходит с кем-то одним - это влияет на всех. Видеть себя во всех поколениях людей - это и означает - окончить все конфликты.

IT-психология

Если кто-то ищет хорошего психолога, могу посоветовать своего хорошего друга. На правах рекламы, уж простите :)
http://www.b17.ru/metarh/



Котлеты с пюрешкой

Не могу не поделиться таким вирусом :)

Сингулярность

Вокруг черной дыры кружила пара дюжен кораблей, отливающих пурпурными всполохами искр. Свет тут же захватывала гравитация сингулярности, через пару мгновений фотоны переходили через горизонт событий и навсегда терялись в непроницаемом мраке имматериума. Но корабли продолжали дрейфовать, неспешно качаясь на приливных волнах донельзя искривленного пространства, балансируя на самом краю обрыва, продолжая двигаться по искривленной орбите не нарушая строй.

Сквозь иллюминатор нельзя было что-то различить - настолько непроницаемым казался мрак в самом центре
бывшей сверхмассивной звезды, а ныне - настолько плотного образования, что ненасытной гончей обречен вечно алкать все новой и новой плоти материи. Поедая метеоры, пыль, планеты, солнца, даже свет - он вечным странником путешествовал по вселенной, пока однажды горстка микроскопических существ не вышли на его орбиту. Все равно что пылинки на её ладони - сингулярности не было до них дела, она была готова поглотить и их тоже, чтобы в будущем исторгнуть из своего чрева невероятно разогретую материю, что прежде служила кирпичиками для их тел. Или оставить внутри себя. Навсегда.

Мелия перевернула страницу бумажного блокнота и встряхнув пневнопером, вывела готическим шрифтом - самым красивым из тех, что некогда освоила за партой Тиамат -  "Клио, от той, что мечтала. Песнь осени. Повесть об Илуне Таре". Мягко улыбнувшись, она подула на выжженные тонким слоем буквы и захлопнула законченную книгу. Теперь оставалось недолго.

Бортовой анамнесис запустил протокол соединительной сети и корабль вошел в синхронизм.
- Эксперимент межпространственного перемещения, искусственная сингулярность стабильна, аномальные искажения отсутствуют. Радиус стабилен.
- Ну, здравствуй, гравитационный колодец, - Мелия включила общекорабленьную связь - эксперимет открыт. Удачи всем нам, предтечи и ариадны. Вне зависимости от результатов, этот день человечество Земли запомнит надолго. Но знайте, если это мои последние слова, то я хочу, чтобы они были о том, что мы не побоялись. Да, опасность велика, но лучше один раз рискнуть. И рисковать раз за разом, преступая себя снова и снова, пока это нас не освободит.

Мелия в последний раз бросила взгляд на книгу, украшенную изображением лютни в золотой листве.
- Корабль, перешли книгу в дроне на орбитальный марсианский комплекс до того как мы начнем.
- Принято.
- Что ж, - молвила она наблюдая за сферой, обволакивающий бумажный переплет и уносящейся в образовавшуюся полость в сторону солнца, - поехали.

Джонатан Эдвардс

- Бесспорно, - молвил Виквэя, - у неба не было начала, как не было начала у земли. Как бесконечны молочные воды небесной реки, так беспредельны и воды реки времени. Земля кормит, солнце греет, звери наполняют мир разнообразием от края до края. И нигде не сыщешь повторений. Отчего же люди так стараются походить друг на друга?
- Без закона морали человеческое общество погрузится в раздоры и погубит само себя, - ответил Джонатан, растирая запястье, - суть Великого пробуждения дает все ответы на такие вопросы. Нет нужды отходить от двойного предопределения.

- Господин Эдвардс, - Виквэя посмотрел на миссионера серьезным и пристальным взглядом, - я вас вполне понимаю. Леса шептали о великих заморских государствах на востоке еще задолго до того, как первые ваши корабли достигли наших берегов. Но если вы считаете, что разнообразие должно быть искоренено - то однажды обнаружите вокруг себя одноцветный мир. Если вы действительно желаете нам добра, неужели вы не понимаете, что можете принести его только одним образом - позволить нам разнообразить мир своим собственным укладом. Каким бы не казался он неправильным для вашей страны.
- Но закон был привнесен создателем для каждой земной души, и он же хотел, чтобы его заветы были благословением для каждого! Именно этим я и занимаюсь - в бесплодных попытках достучаться из сострадания и бесконечной преданности Творцу. Умоляю, Виквэя, послушайте меня, крестите детей своих.

Виквэя печально покачал головой.
- Мы не жаждем бессмертия, Джонатан. Мы находим, что прожить свой век и уйти - достаточное служение и награда. И дело совсем не в том, как вы живете, нет. Важно то, что вы - живете. Неужели этого настолько мало, что вынуждает вас обращаться ко времени, когда придется оставить этот мир?
- Но неужели вы никогда не хотели жить вечно?
- Жизнь вечна, как я и сказал, - улыбнулся Виквэя, - но она становится временной, когда вы пытаетесь сделать её вечной; когда хотите запихнуть в ограниченные рамки своего тела. Что пришло - уйдет. Но Великое Сердце бьется вечно и ничто не в силах его остановить.
- Но что вы скажете, если окажется, что ошиблись?
- Я буду смеяться. Во мне нету страха, так что мне незачем что-то предпринимать. Если случится так, что Бессконечный лишит меня дыхания, я не возропчу. Оставьте мир заботиться о самом себе.
- А что если наша встреча - и есть слова наставления для вас?
- А что если, для вас?

Джонатан молча посмотрел на грузивших корабельные трюмы моряков.
- Я не знаю, что произойдет, Джон, - Виквэя положил руку на плечо мессионера, - возможно, наши народы могут многому друг друга научить. Но если мы станем спорить о жизни вместо того, чтобы жить - мы потеряем бесконечно много мгновений в пустоте. И никогда их уже не вернем.

Капеллан

"Нам слаще наша боль, когда мы знаем, что в силах её остановить. Но разве это не ловушка? Если мы никогда не пробовали - верно ли наше знание?" хаосит Вячеслав Грилник, Слаанеш.

- Твой долг познать природу всех вещей: как вода - растворить в себе все вещества. Вобрать в себя! - тёмный капеллан бил посохом при каждом ударении на слово, сильно жестикулируя, - Прочувствовать все краски мира, довести их все до абсолюта. Испытывать извечный голод по каждому из ощущений и вызвать их стараться каждым действием, жизнь для наслаждения, для вкуса и вселенской остроты.

- Ведь для чего, - продолжил он, отбрасывая посох, - для чего, как не для света солнце греет все миры? Хотите знать?! Проснуться утром, наслаждаться, день, и вечером испив все вкусы жизни продолжить пировать! Как не поймет никто в тряси, что удовольствиям покорны - время, разум, чувства, страсти, души - а так же, все пространство, все круги! Каков еще иначе смысл, вкушать и пить, соблазнам всем поддаться, и телом наслаждаться, пока вся кровь не закипит! Существование без рода, и соблюденье целибат - во всем подобном нету толка, все эти люди просто спят! О, наважденье, ты прекрасно - испить из кубка весь нектар - по телу на вершине наслаждения, пробитым дрожью, все бьет и бьёт, всё новая и новая волна! Искрящимся из глаз сознанием твоих торжеств - вкусило тело пищу всех богов. Какое же еще нам дело - до всех придуманных рабам оков?! Боль вновь вкушай. Вкуси страдание. Сияй! Сияй! Страдай и пой, вкушай вино и женщин, плачь - умри на пике наслажденья, родись опять и снова - умирай!
Прими побольше ты мучений - вкуснее так покажется оно, прими как можно больше точек зренья - вдыхай, живи, испробуй, сеятель, любое ты зерно! Так много граней, так необъятно неизвестное в тебе - границы, что так держат все тебя от наслаждений - в цепи тебя сковавшей -  наислабейшее звено. Разрушить все - и наслаждаться миром - забрав себе и горы и моря. Питаться наслажденьем до могилы, тогда тебя полюбит и земля! Боишься страха? Наслаждайся. Предстала ли последняя минута жизни пред тобой - так пой! Все опыты для нас открыты и покорны - так насладить и смерти ты игрой.

Капеллан замолчал и нагнулся поднять посох.
- А теперь, братья, - он посмотрел на уходящий в темноту зал, освещенный подвесными масляными лампами, под которыми собрались люди в пурпурных туниках, - скажите мне - действительно ли вкус пирога так же сладок, как в детстве? А последний бой принес столько же жизненности, как первая в жизни драка? Оргии - те же, что в вашу самую первую ночь? Но мы с вами прекрасно знаем, что это не имеет никакого значения, потому что мы голодны. Мы алчем ощущений от страданья. И дышим мы лишь потому что больно не дышать.
И вкус тут не причем.

- Сожрать, чтобы отсрочить боль - и вновь алкать и говорить, страдая - могу остановить всю боль. Но я её пока... оставлю.

Сверхскопление Девы

Гипердвигатель искривления устало позвякивал в ночных сумерках. Марсианская атмосфера пропускает куда больше света от звезд, чем самая ясная ночь на вершинах гор Земли. Мы же стояли на Олимпе - нет во всей солнечной системы точки выше этой, настолько велик этот вулкан, что со взгляда с подножья кажется бесконечным склоном, уходящим в дебри горизонта. Агния повернула рычаг ручного включения, двигатель начал слабо светиться, одновременно увеличивая частоту мелодичного звона.
- Пять минут до образования сверхтоннеля, - исин корабля появился на верхней корме в виде филина, сидящего на крыше готического храма.
Агния подошла к распахнутому люку, из которого струился фиолетовый свет с вкраплениями нысыщенных молочно-белых всполохов, который скорее напоминал по поведению воду в невесомости, нежели однонаправленный ветер фотонов.

Я перевела взгляд с пронизанного словно иглами света неба на готовящийся к старту корвет. Глядя на стоящую во льющимся свете Агнию, я невольно подумала о том, что над головой непроницаемый черный шар, который пробило множество червоточин, откуда и льется этот свет. Океан света, великое множество черных шаров в его водах. И до существ, живущих в этих непроницаемых шарах - доходит лишь мизерная часть настоящего света мира: при помощи звезд. Улыбнувшись про себя, я поднялась и подошла к сестре.

Внутри корабля стояло покрытое воском изваяние сынов Тиамат в виде двух растущих марсианских лун, расположенных друг за другом и перечеркнутых линией теминатрора ровно посередине. Это было не столько изображение марсианских лун, сколько земной -  дань колыбели человечества и Луне. Той, под сиянием которой лилось столько песен и катилось столько слез.
Рядом, под пестрым фиолетовым одеялом, лежала старинная книга на бумажной основе. На ней лежала роза, сияя невыносимо алым светом. Разумеется, все это было голограммной. "Но если кто-то и скажет мне, что голограммы или сны чем-то хуже, чем плотноматериальный объект - то... я не знаю, просто пожму плечами. Потому что - это не правда. Да, лис?"

Нефелим посмотрел на меня озорным взглядом, как любил делать - не ответив. Сверкая белой шерестью и лисьей интересующейся мордой, он теперь глядел на филина. Эти двое особенно ладили, хотя по характерам были дальше, чем... не люблю сравнений. Пожалуй, я стала слишком сентиментальна и волосы мои уже покрылись белыми прядями, чтобы я могла по настоящему понять исинов. Ведь сама не могла определить, где же кончаются мысли моего, а начинаются - его мысли.

Я помнила эту ночь до последней мелочи. Мы провожали корвет Этана - дитя из числа Тиамат. Ариандны редко их понимают, но я - поняла. И уже тогда полюбила их всей душой. Этан в своей жизни хотел совершить только одно - выйти в сверхскопление Девы, в свой последний час. Но даже после его смерти прошла сотня лет, прежде чем появились такие технологии. Но теперь они  были - и мы с сестрой провожали его прах и исина в последний путь. Исин Этана по имени Дин сотню лет ждал этого момента. Порой я думаю - каково исинам. Симбиоз, что связывает наши виды под конец становится столь прочен, что может быть назван любовью. Мы посчитали сколько времени лететь на двигателе искривления до центра местного сверхскопления галактик, но молчим. Мы знаем, что торжественность есть в ходе мгновений, равно как и в почтенности времени. Когда он долетит до центра Суперкластера Девы, Землю уже поглотит краснеющее Солнце. Разве останется Клио и память о ней? А он будет вечным странником, имеющим цель, но при этом идущим без цели. И исин. Который увидит так много, что станет одним из древнейших хранителей Вселенной.

Корабль закрыл шлюз и залившись фиолетовым сиянием сорвался с земли и унесся в небо, словно мячик, что прижимали ко дну в глубинах озера, а потом отпустили на свободу. И лицо Агнии - смотрящему ему в след, туда, где засияло геометрическое скопление из линий света. Мы зовем их мандалами, как и раньше, в древности. Так работает двигатель искривления - проходя первую ступень, он создает уплотнение в геометрической форме четырхмерного пространства. Срез этого четырехмерного объекта в трехмерном - выглядит как двухмерная мандала. Знание никогда не исчезает полностью - цивилизации следуют одна за другой и передают друг другу это знание в песнях, традициях и фольклере. Но вся ирония заключается в том, что пока это знание не будет открыто заново, никто не сможет его понять в наследии предшественников. Мысли путаются. Похоже, начинается процесс пробуждения.

Агния распалась на светящийся свет, горы поплыли, словно по акварельному холсту провели мокрой кисточкой. Еще пару мгновений. Еще чуть-чуть.
Клио открыла глаза и посмотрела сквозь резервуар сонамбулической гидрованны на приборы.

- Моя последняя загадка, Бетельгейзе. Здравствуй...

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow